Nestor Pilawski (necrolfus) wrote,
Nestor Pilawski
necrolfus

Презентация "Западного Ляо"

"С одной стороны, это человек, который лайкает свои посты в Фейсбуке", — заметил драматург Валерий Печейкин на счет Нестора Пилявского. И добавил: "А с другой, это один из тех авторов, которые не замучили читателей своими текстами. Не замучил он почему?". Но тут слова драматурга прервала вошедшая Смерть: "Извините, арт-галерея — это здесь?".

"Не помню точно, при каких обстоятельствах мы познакомились и когда это было, но, должна сказать, что Нестор сразу привлек моё внимание, причём, было не совсем ясно, чем именно", — сообщила Алина Витухновская (blackicon) публике, пришедшей на презентацию поэтико-прозаического сборника "Западное Ляо". И добавила, что ответ на этот вопрос ей подсказал Руслан В., заметивший, что оба, и Нестор, и Алина тотально-экзистенциально-эгоистично сосредоточены на себе, пишут и ведут себя так, словно воплощают всё нехорошее и мрачное, что обычно одни люди говорят о других. Возможно, это было "узнавание себя", предположила Алина вслед за Русланом и прочитала своё стихотворение "Здесь Москва — запределье мира", субъект которого, названный Прекрасным Принцем и "изумрудным хрустальным денди", гуляя по "бордельности поэтичной", по "кошмарности обнуленья", впадает в "бодлерность разврата", в которой пробует на вкус и привкус "нуличики" и другие части организмов, а затем выныривает из этой трясины, "обесчувственный навсегда", — с холодным осознанием категоричного опыта: "Встретишь Будду — помоги ему убить всех". Подмигивающие фетишами слова будто бы относились к виновнику торжества (то бишь, Нестору), хотя в действительности Алина писала про себя, пользуясь чувственными, эротическими метафорами словно тайной антилогией ("бесподобной некрологикой" лжизни), демонстрируя свою волю к уходу от навязанности пола и тела.

Примечательно, что в слоистой многосмыслице стихотворения оказалось спонтанное пророчество — пророчество о чёлке, которая в этот день действительно красовалась на голове Нестора:

"Мальчик с личиком-челкой-моли...
Сочной яви как-будто рот.
Живомальчик. Ничто. Не боле.
Лживомальчик. Никто. Не тот!".


Пока Нестор раздумывал, стоит ли его чёлка профетизма Чёрной Иконы русской литературы, Икона совершила риторический эллипс вокруг отражений и узнаваний:

"Ад — Другие? Нет, Ад — Другое.
Это ты. Ибо ты — Другой"
.



Ещё перед тем, как прочесть гомобудистскую танку, Алина заметила собравшимся, что все будто бы собираются умирать, но от мысли получить деньги при этом никто не отказывается. С денег в этот вечер начал своё выступление и главный редактор издательства "Опустошитель" Вадим Климов, он цитировал Нестора: "Когда деньги заканчиваются, они снова начинаются".



"Такое я мог сказать только за бокалом Selection de Grains Nobles", — пытался вспомнить Нестор Пилявский. "В любом случае, хорошо, что речь сегодня идёт об умирании, деньгах и чёлках, а не, скажем, о разумном, добром и вечном".

(фоторепортаж - Ю. Клемёнова)

Comments for this post were disabled by the author